Антон

Алкоголизм и малочисленные народы Севера

Алкоголизм болезнь которая поражает все национальности, но  самый сильный удар она наносит по малочисленным народам Севера. На мой взгляд, в Магаданской области это самая главная угроза для коренных жителей региона с момента распада СССР.
Именно алкоголь в настоящее время убивает людей, ломает судьбы, оставляет детей сиротами. Давайте попробуем разобраться в этом вопросе, посмотреть, что нужно и можно сделать уже сейчас для  сведения к минимуму этой угрозы.  
Фотография сделана на центральной площади поселка Эвенск, Магаданской области, который является центром Северо-Эвенского национального района.
Алкоголизм
Наука говорит о наличии взаимосвязи между питанием  и склонностью к алкоголизму у представителей коренных народов Севера (КМНС). Физиология проявляется в быстром формировании алкогольной зависимости, и как говорит Всемирная организация здравоохранения у КМНС в организме отсутствуют ферменты, расщепляющие алкоголь. В связи с чем, алкоголь оказывает сильное разрушающее воздействие на головной мозг и быстро формирует  алкогольную зависимость.

За тысячелетия проживания на крайнем Севере  у КМНС сформировался белково-липидный тип питания, это когда едят очень много мяса и очень много жира. Этот тип питания выработал способность к быстрому заживлению ран, лучшей реакции на антибиотики, а также устойчивости к онкологии. Но отсутствие на протяжении веков в рационе питания углеводов по мнению ученых и приводит к быстрому возникновению алкогольной зависимости.

По данным Сибирского отделения Академии медицинских наук, смертность от алкоголя у КМНС превышает аналогичную у уроженцев средней полосы России и южных территорий в 15-20 раз.  

Вот примерно так видит проблему наука.  С данной точкой зрения трудно не согласится, но на мой взгляд проблема намного глубже и кроме природной предрасположенности на первом месте стоит социально-экономическая составляющая.  При СССР все КМНС были обеспечены работой связанной с их вековым укладом жизни, были колхозы и совхозы в которых выращивали и разводили оленей, добывали биоресурсы и морского зверя, собирали всевозможные лекарственные травы, люди занимались охотой, так как государство обеспечивало их необходимыми ресурсами и выкупало полученные трофеи. Люди были заняты, их таланты и способности были востребованы, да и просто тупо времени выпивать не было. И самое интересное, эта отрасль была рентабельна и приносила прибыль.

Но после развала СССР государству и местным властям стало не до КМНС, совхозы и колхозы развалились, стада оленей пустили под нож. Люди остались без работы, предоставленные сами себе. И вот сейчас по прошествии 20 лет, они сидят в поселках получают пособия, пенсии которые пропивают за несколько дней.

Поселок Эвенск, в районе морского причала.
Алкоголизм

Чтобы отвлечь людей от пьянства в первую очередь им нужно дать работу, занять любимым делом, дать возможность интересно отдыхать. Люди готовы изменить себя и свою жизнь, нужно только им помочь. И ведь это можно сделать уже сейчас, если не получается с работой постройте в маленьких поселках для  всех жителей спортивные площадки, игровые зоны. Ведь там реально этого ничего нет, вообще. Что уж говорит про местных жителей, если мы уже на третий день пребывания в поселке Эвенск сами пить начали. Вот реально все развлечение, это пройти по центральной улице до Охотского моря покидать в него камни. Больше ничего мы там не нашли.
Алкоголизм

Но ситуацию можно исправить даже сейчас. Представьте, мы находимся в рыболовецкой бригаде примерно в 100 км от поселка Эвенск на реке Гижига, куда добраться можно только на вездеходе по причине отсутствия дорог как таковых (кругом тундра и болота). Вечером  из темноты приходит мужчина с мальчиком лет 7-8. Мы их приглашаем попить чаю, и когда он начитает рассказывать потихоньку охреневаем.   Итак выясняется, что живут они в селе Верхний Парень, что от нашего места примерно также в 100 км, по национальности коряки. Идут пешком в Эвенск, так как папа хочет, чтоб сын провел лето в детском лагере на горячем минеральном источнике Таватум, подлечился там и поправил свое здоровье.  Вдвоем пешком почти 200 км, с собой только нож, соль, кружка, ложки, котелок да леска с крючком.

Ну мы конечно сразу спросили, а как же встреча с медведем не страшно? Он ответил, что если медведь начинает проявлять к ним интерес, он разжигает небольшой костер и подкладывает туда сырую траву, дым всегда отпугивает зверя. Мы спросили, а если дым не отпугнет и медведь пойдет в атаку? Ответ нас кстати также убил дословно примерно так «значит пора иди к верхним людям».

А теперь самое главное для чего я вспомнил эту встречу, мы предложили ему выпить  пиво или водки на его выбор, так вот он отказался сказав, что сына в лагерь должен отвести
и от греха подальше засобиравшись  попросил перевести их на лодке на другой берег реки.


Получается можно значит разомкнуть этот круг, ведь люди пьют от безвыходности, а когда у них есть цель в этой жизни, есть работа, место где можно провести свой досуг, то возможно следующее поколение коренных малочисленных народов Севера будет не пьющими и будет занимать активную жизненную позицию по всем аспектам нашей не простой жизни!!!
promo anton_afanasev october 29, 2014 18:52 176
Buy for 10 tokens
Мир Вашему дому! Меня зовут Антон Афанасьев. Я веду свой журнал для тех, кому интересен мир Колымы и Севера, влекут путешествия в новые неизведанные края и самолеты, без которых на Севере не обойтись. В своем блоге я рассказываю об истории, настоящем и будущем Магадана. Проблемах и достижениях в…
Кстати, да. В СССР с внешкольной занятостью мелочи было всё ОК, и это не пропагандистский штамп, а правда. Колбасы не хватало, но кружки и секции были в изобилии и почти все бесплатные. По крайней мере, в Москве и крупных областных центрах РСФСР и союзных республик. Тем не менее, определённый и довольно заметный процент шпаны гоповской был всегда. Просто часть мелочи в гробу видела авиамоделизм, лыжные гонки и шахматы, им было интереснее ботаников гнобить (мобилы они в 70-е ни у кого не отжимали ввиду полного отсутствия в природе таких устройств), из младшеклассников вытрясать мелочь в прямом смысле слова (малышей переворачивали, и мелочь высыпалась под действием земного тяготения), раён на раён махаться и гоповатых девок по подвалам пихать во все щели после пары стаканов рублёвого портвейна «Агдам». При этом какая-то немалая часть гопоты плавно перетекала из подопечных ИДН в осуждённые по ст.ст. 206 (хулиганство), 144 (кража), 145 (грабёж), 146 (разбой), 117 (изнасилование), а то и 102 или 103 (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах или без таковых) по старому УК РСФСР 1960 года. А были такие, кто вырастали нормальными людьми в самых дальних е**нях, где никакого дворца пионеров отродясь не было.
Потому в ебенях аклолголя и наркотиков днём с огнём не сыщешь, вот мозги и не разжижженны со школьной скамьи.
Под е**нями я имею в виду, в данном случае, не Крайний Север, а какой-нибудь посёлок городского типа вроде Селижарова, Гороховца или Кесовой Горы. Они все находятся не далее 250 км от Москвы (Калининская и Владимирская области, если чё), но представляют собой классическое захолустье. Для жителя даже не Москвы, а областного центра, это как иная планета. Спирту там взяться неоткуда, если только нет рядом военного аэродрома, зато водка, «Агдам» и «Яблочное крепкое» в продаже имеются. Но и там находятся мелкие, которые не клюют на этот винно-водочный соблазн, а упорно идут к цели, уезжают после окончания средней школы из своих е**ней, получают образование и выходят в люди.

Тот же маршал Жуков и вовсе родом из деревни.
совецкий Урал лично вам знаком, я вижу. Это, конечно, интересный опыт, но не оправдание крестоностной идее навязать "лучшую жызнь бедным нац.меньшинствам".
Кстати, лучшая жизнь для таких меньшинств означает полную ассимиляцию. Они просто станут частью русского населения, а за счёт смешанных браков исправят генетический дефект с алкогольдегидрогеназой.

Есть немало народов, которые растворились в других. Скажем, меря или мурома на настоящий момент не существуют. Но никто не устраивал им геноцида, физически их не убивали, они просто растворились в русском народе, стали его частью и только выиграли от этого. Лангобарды стали итальянцами, франки — немцами и французами, а саксы — англичанами и немцами.

А разговоры об уникальности культуры — в пользу бедных. Эти культуры ничем не могут обогатить цивилизацию: среди представителей сверхмалых народов, живущих по традициям палеолита, нет ни учёных, ни инженеров, ни докторов. Если и есть — то это как раз ассимилированная часть, ушедшая от треугольника «тюленя-оленя-медведя, однако» в большой мир.